Архив

Posts Tagged ‘might be so’

прелести совместного проживания

       

Доброе утро, дорогой. Нет, это не воздушная тревога, это всего лишь наш маленький будильничек, накрытый кастрюлей. Нет, дорогой, сейчас не три часа ночи, в три часа мы ещё сидели в баре с Сивоськиными. Голова болит? У меня тоже болит, такова жизнь. Отгул? Дорогой, я уже брала два отгула на прошлой неделе, меня уволят. Нет, дорогой, я не брошу работу, она мне нравится, и за неё хорошо платят. Вдобавок (понизив голос) мужчины уходят, а работа остаётся. Нет, дорогой, ничего, просто разговариваю сама с собой. У меня есть такая милая привычка, поболтать с умным человеком с утра пораньше, разве я тебе не говорила? Принести аспирин? Сам? Приготовишь завтрак? Дорогой, ты меня пугаешь. Ты решил меня бросить? Доказать свою любовь? Ты прекрасно доказал бы свою глубокую симпатию к моей особе, если бы не заворачивался в одеяло, словно гусеница в кокон. Не контролируешь себя во сне? Жалкое оправдание. Настоящий мужчина должен контролировать себя во всём и всегда, так моя мама говорила. У кого? У мамы? У неё все хорошо. Вышла замуж на очередного настоящего мужчину, быстро развелась, всё как она меня и учила. Мама плохого не скажет, поверь мне на слово. Не смей ругаться! «Тёща». Это надо же было так маму назвать! Храпел? Дорогой, я не обратила внимания, честное слово. И ничего страшного, даже если и храпел. Все мужчины, с которыми я спала, храпят, я уже привыкла. Изменяю? Тебе? С чего ты взял? Ах, дорогой, не будь мнительным, я говорила в прошедшем времени. Много любовников? У меня? Дорогой, всего пять или шесть. Мало? Что поделать, если неделя была такой скучной. Да шучу я, шучу, спи. Ты куда? Уходишь от меня? Сейчас? Тебя на стоянку в такую рань не пустят, выспись, а потом уходи. А то спросонок ещё дверь забудешь закрыть. А почему уходишь, собственно, так, ради любопытства? Ветреная? Я? С чего ты взял? По глазам видишь? А! Ой ой ой! Сейчас же отвернись! Не смей на меня смотреть! Зубы не чищены, макияж не наложен, на голове чёрте что, да как ты смеешь оскорблять меня! Как это «чем»? Ты же смотришь на меня сейчас, страшную, что твоя жизнь. Не смей смотреть на меня утром, пока я не разрешу, слышишь? Подлец! (рыдания). Негодяй! Негодник! Шалун… шалунишка… зайчик… ну перестань, я на работу опоздаю… слышишь? Ну перестань… Что ты делаешь? Не останавливайся!!! Сама попросила? Ах, не слушай меня… продолжай… вот так… да…

Ммм… весьма полезно принимать по утрам контрастный душ. Надо будет как-нибудь попробовать. Дорогой, а где же завтрак? Дорогой! Спит… Впрочем, я и так уже опаздываю, придётся обойтись без завтрака… снова (вздох)

Что у нас на сегодня? Так… Три совещания, четыре отчёта и пять проектов с грифом срочности «вчера». А если перенести эту встречу сюда, эту туда, а эту вообще отменить? Фуф, кажется, успею. Да, слушаю. Да, дорогой? Выспался? Хороший мальчик. Что делаешь? Завтрак готовишь? Да ты у меня просто супермен. Где хлеб? Там же, где и вчера. У тебя прямо перед глазами. Видишь, не прошло и года, а я уже догадалась, где нужно хранить хлеб — рядом с телефоном. Дорогой, покушай хорошенько, а то совсем исхудал, мой ненаглядный. Пищу разжёвывай не спеша, основательно, а то подавишься. Нет, дорогой, я не издеваюсь, я беспокоюсь. Да, дорогой, я тоже скучаю. Не надо расстёгивать на мне блузку, даже по телефону, я начинаю волноваться и отвлекаться.

а вот фигушки, это только начало ;

чудо-в-перьях и карьера

       

Однажды Чудо-В-Перьях услышала красивые слова. Причём не в свой адрес, что было неожиданно, и поэтому слова Чудо запомнила. Карьерный рост. Слова были незнакомыми, но волновали душу и сулили захватывающие приключения. Чудо вообще была мастерица находить приключения на свою пятую точку, но на этот раз, она была уверена, в словах таилось нечто особенное, доселе неохваченное.

За консультацией Чудо обратилась к подруге, у которой имелся богатый опыт замужеств, двое непоседливых сыновей и автограф Николая Расторгуева, что, конечно, говорило о ней как о женщине мудрой и с богатым жизненным багажом за плечами. Её советам Чудо доверяла.

Подруга деловито помешивала кипящее на плите варенье деревянной ложкой на длинном черенке и, придерживая одного из пацанят за вихры, раскрывала перед Чудо новые горизонты. Чудо слушала и мечтала. Умница-босс, корпоративный автомобиль с личным водителем, обязательно красный. Автомобиль, конечно. Водитель лучше бы тёмненький, в синей форменной фуражке. Командировки в Милан, международные конференции на Багамах, визиты в головной офис в Женеве, номер в Ритце, завтрак на серебряном подносе, непременно чтобы с розочкой в маленькой вазе и свежими круассанами. Лондон-Париж-Мадрид-Нью-Йорк. Чудо, безусловно, директор важного департамента. Или лучше вице-президент. Огромный кабинет с видом на залитый солнцем город, резная мебель, офисное кресло, обтянутое розовым бархатом, и сомн искренне восхваляющих Чудо подчинённых. «Вы только подумайте, всего добилась сама, очень умная женщина, профессионал высочайшего класса, а какая красавица!». Босс, конечно, в неё влюбится, она будет долго строить из себя недотрогу, сгорая внутри от страсти, как это делают гордые женщины из любовных романов, а потом босс увезёт её на собственный остров в Тихом океане, где в лучах заходящего солнца сделает ей предложение, и они сольются в безумном экстазе… Непродуманным пока оставалось, как органично вписать в сладкую мечту обручальное кольцо со сверкающим камнем размером с голубиное яйцо, а на экспромт в этом вопросе Чудо полагаться не собиралась. Не тот случай. Посему Чудо записала в крохотный блокнотик, который всегда носила в сумочке: «Додумать про кольцо».

по ошибке

дороги, которые выбирают нас

      &nbsp

Кружево лиц. Постоянно in, out и pass by. Фейерверк душ, ярмарка тщеславия. Кто-то тянется за пепельницей через стойку, задевает Ёе. Она не замечает. Матрешка в матрешке, в ее голове спрятан другой мир. Кто скажет, что в нем, том мире? Гремит музыка, лазеры отбивают чечетку на батарее бутылок за спиной бармена. «Милая, плеснуть волшебства?» С каких пор бармен со знойным именем Филипп называет ее милой? Она поднимает глаза. Ах нет, бармен колдует на другом конце стойки. Это ее спутник зорким глазом следит за содержимым бокала. Why not? Она кивает. В голове бардак. Ожидание перемен, вечное ожидание перемен. Вот сейчас … прямо сейчас … Филипп ставит ей новый бокал, заботливо обернутый салфеткой, и понимающе кивает. Сколько ожидающих повидал он на своем веку? Филипп… «Вечное ожидание. Ожидание. Бывают ждущие, бывают ожидающие». А в чем разница? «Разница в блеске глаз. У ждущих его нет». DJ делает звук громче. Танцпол забит до отказа. Узор тел, мазки тканей. Улей. Где-то в том углу подвыпивший коренастый парень втолковывает своему спутнику, что дружбу деньгами не испортить. Его сочный бас доносится даже сюда. Ждать или ожидать? Мечтать или предчувствовать? «Ни то, ни другое. Оно не приходит. Как ни жди. Это как лотерея. Играют все. Выигрывают единицы». Но ведь оно так сильно и так реально, ожидание. «Милая, я отлучусь, надо обсудить дела». Рассеянно – да, конечно, иди. У него всегда есть дела. Полы с подогревом надо отрабатывать. Ее хлопает по плечу томного вида мужчина. Мы… заминка … знакомы? Мужчина, яростно жестикулируя, рассказывает, что они встретились пару месяцев назад на дне рождения их общего знакомого, которого, впрочем, она тоже не помнит. Улыбка пошире, поискреннее. Она кивает в том направлении, куда только что удалился ее кавалер. Мужчина уходит. Филипп пальцем манит ее. Она перегибается через стойку. «Через десять минут у меня перекур, я расскажу тебе историю про ожидание».

Тег «Далее»

с истекшим сроком хранения

      &nbsp

… Чертова погода! Да выключите этот блядский дождь наконец!..

… В этой стране никогда ничего не будет нормальным. Болото, и толпы зомбированных по улицам туда-сюда. Раздеть и поставить раком — мы все одной жопы. И ты, и я, все. Напротив паспортного стола — советских времен продуктовый и кафе, обжирались там фруктовым желе до поноса. Все прошло? Брехня. Все здесь, прямо здесь. Стучит себя по груди. Детские воспоминания? Да не бывает их. Они детские, только когда ты сам ребенок. А потом о детстве, да недетскими глазами. Слева от продуктового — мусорка, там складывали пустые деревянные ящики, Иркин отчим катал нас на велике, кого на раму посадит, кого на багажник, кричит эй, там, с руля, пригнись. Нас сажал, и сам сел в результате. Да не на раму. По пьяни стал Ирки домогаться, чтобы не сопротивлялась, воткнул ей в бок портняжные ножницы. Мать Иркина после суда машинку продала и потом никогда в жизни даже иголку в руки не брала. Высокий мужик, этот отчим, голос густой, дети к нему липли. Там же, у помойки, ее раньше-то не было, и бомжей этих не было, учил нас пить сырые яйца. Тег «Далее»

ураvнение со вsеми иzвестными

      &nbsp

Соленая волна сбивает ее с ног и тащит по песку. Она отплевывается, посылает вслед негромкие ругательства и на четвереньках выползает на берег. Ночь горяча, песок не хочет остывать, капли воды медленно тают на теле. Она черна, как негр, и только белые зубы да белки сверкают на лице. И звезды. Да, еще бесчисленные звезды сверкают в небе. От сияния слепит глаза. Россыпь жемчугов на черном бархате. Она жмурится и бросает тело на песок.

Она счастлива? Да. Почему? Кто знает … Тот, кто однажды вырвался из оков суеты повседневной жизни … работа-дом-работа-дом-снежным комом накапливающаяся усталость … только тот поймет ее. У нее ни гроша за душой, но она точно знает, что в мире не перевелись еще добрые люди, и она всегда добудет себе кусок хлеба. И кофе. А еще у нее есть море. Вот оно, прямо под ногами, целует отшлифованные песком до мраморной белизны пальцы и шепчет ей слова любви. Как иногда мало нам для счастья. Но мы никогда не получим даже этого малого. Мы слишком заняты. Мы закованы в цепи своих обязательств и можем только мечтать о счастье. И утешать себя, что это придумали авторы романов в мягких обложках, и что счастье в реальной жизни невозможно. И мы правы. В реальной жизни оно невозможно. Оно приходит только тогда, когда мы попадаем в иные миры. Чтобы найти счастье, надо потерять все, что имеешь. Все, чем дорожишь. Потому что дорожить нечем. Есть только люди, которых надо беречь. Но иногда и они уходят. И вот когда мы стоим в конце тупика, голые, потерянные, ошеломленные, мы внезапно ощущаем себя счастливыми. Или кончаем с собой. Уж кто как …

Тег «Далее»