Архив

Posts Tagged ‘fable’

last train to inferno

       

Падает, падает снег, целует руки, обнимает ступни, заговаривает. Здесь всегда метель, здесь всегда светло, то ли солнце далеко, то ли давно ослепла. Нира сошла налегке, на перрон к леденцам из клюквы, вкусным, сочным, думала, что успеет. Брызнул позёмок слюдой под платье, обжёг ноги, будто играет, Нира смеялась. Завернула леденцы в подол, обернулась раз — никого, обернулась два — пусто. И крупой ледяной исцарапало, захлестнуло, испугалась, попятилась, всё ждала спиною стену вокзала, но было там белым бело.

Под ногами — лёд, подо льдом скользят чужие лица, серебром обёрнуты, расходятся рябью, а может, кажется. Теряет Нира память, что было, а что выдумала, уже не помнит. На берегу домик-не домик, инея узорами сотканы одеяла, на столе остывший чай, на полках истлевшие книги, безделушки, из чьей жизни? Пусто в нём, ни печки, ни огня, нечем согреться, что внутри, что снаружи зябко. Поплакала Нира, да смирилась, идти некуда. Крутит нити из метели длинные, заплетает кружева прозрачные, красиво. Для себя больше, дарить-то некому.

Тишиной придавило, потерялась во времени, нет ни звука, ни шорохов, страшно. В доме патефон как недобрая шутка, нечего слушать. Под иглу можно палец подставить подушечкой, звонкой ускользающей трелью порхнёт музыка, только крови уже не осталось, всё выслушала. Тонкие пальцы хрупкой кожей обтянуты, она ли? Бережёт Нира чувства, что не смёрзлись пока, достаёт иногда на погреться, хоть немножечко, хоть оттаять ладонями. Их всё меньше.

Снятся Нире сны вязкие, странные, будто видит она следы робкие, радуется. Идёт следом, кличет, успокаивает, холодный чай подаёт, а другого и нет, извиняется. О себе во снах говорит мало, больше пришлого слушает, снится ей, что редко приходят, заблудшие, может, год проходит или столетие. Пустота отходит, прячется, улыбается и молчит Нира, всё кивает. Никуда от неё не денутся, выпивает Нира до последней капельки, под серым льдом хоронит молча, не отпевает.

Становится Нире весело, розовеют щёки, и слушает она музыку громко, совсем как в той жизни, за полночь. А сон ли то или проснулась давно — некогда Нире пугаться, у неё праздник.

Метки: ,

hi-tech сказка №2

       

с признательностью очаровательной Ларе aka i_lara за любезно предоставленное вдохновение

Иван Афанасьевич находился на грани истерики. Второй час продавец водил его вдоль бесконечных стендов с варочными панелями, духовыми шкафами, комбайнами, блэндерами, миксерами, микроволновками, грилями, тостерами, соковыжималками и пароварками, но окончательно растерявшийся Иван Афанасьевич лишь охал и покрепче цеплялся за рукав продавца, боясь потеряться в хромированном царстве кухонной техники.

— А здесь у нас представлены новейшие образцы, — продавец остановился и Иван Афанасьевич налетел на него, пребольно приложившись лбом. Голова наполнилась мелодичным звоном, — …экспериментальная модель, экологически чистые материалы, энергопотребление класса А, интеллектуальный режим, функция самоочистки, голосовое управление, автоматическое пополнение содержимого через Интернет, встроенная спутниковая антенна. И! Пылесос в подарок! — продавец жестом фокусника распахнул дверцу.

Это был не просто холодильник. Король всех холодильников, царь и бог кухонной империи, аристократ, красавец, денди. Иван Афанасьевич рефлекторно приподнял несуществующую шляпу. По вмонтированному в холодильник телевизору транслировали выступление труппы Большого театра. Иван Афанасьевич представил, как неспешно пьёт чай с бубликами, чуть оттопырив мизинец, и долгими тихими вечерами перечитывает классиков. То была любовь с первого взгляда, и Иван Афанасьевич, зажмурившись, рухнул в пучину потребительского кредитования.

Остаток вечера Иван Афанасьевич провёл как во сне. Домой он ехал в обнимку с картонной коробкой, наотрез отказавшись пересесть в кабину. Крепко сбитые грузчики в фирменных спецовках на руках, словно невесту, внесли холодильник в кухню, и установщик, молодой длинноволосый парень, принимая попеременно позы «ветвь ивы, склонившейся к груди девушки, играющей на флейте на закате дня» и «любопытный суслик, выглянувший из норы, что вырыта им вблизи большого холма», долго подключал провода и настраивал загадочный коннект. Наступила уже окончательная и бесповоротная ночь, когда Иван Афанасьевич осознал, что сильно голоден. «Вот же чёрт», — вздохнул он, — «А продукты-то купить забыл».

Монитор, показывавший выпуск новостей, погас.

многабукафф

Метки: , ,

hi-tech сказка №1

       

посвящается [мудрой и до кучи] Вэ aka kirdiy

Сегодня Губанкину светило свидание. То есть сначала в схватке за честь дамы ему засветили в глаз, а уже потом растроганная неожиданной даже для самого Губанкина отвагой Ниночка согласилась сходить в кино. Строго говоря, произошедшее сложно было назвать схваткой в традиционном понимании, Губанкин успел лишь мяукнуть: «Не соблаговолите ли…», — и в глазах его сразу потемнело. Он осел Ниночке на колени и две лишние остановки старательно стонал и охал.

Губанкин постригся, купил плюшевого жирафа и чистые носки. На выходе из метро две шустрые девушки в коротких юбочках проводили промо-акцию. Губанкин заинтересовался, одна из девушек тут же подскочила:

— Незабываемые впечатления! Новые горизонты! Восхищение! Любовь! Успех! Высочайшее удовольствие! — и вручила Губанкину CD с яркой обложкой.
— Камасутра, что ли? — уточнил Губанкин.
— Лучше! Любая женщина станет твоей навеки, — девушка чувственно улыбнулась, прижалась к Губанкину бедром и убежала ловить других прохожих.

Признаться, возможная интимная часть предстоящего свидания немного беспокоила Губанкина в виду недостаточного практического опыта. Закрывшись в комнате, он распаковал коробку, но, едва заглотнув диск, системный блок загудел, крякнул и заискрился. В коридоре глухо хлопнули пробки. Стало темно. «Приехали», — выдохнул Губанкин.

— Спокойно, — раздался голос из-под потолка. Губанкин осторожно поднял голову. В воздухе парил размытый мужской силуэт, — Всё в порядке со старичком, ещё попашет. А вот видеокарту заменить бы не мешало. Ну, это мы сейчас быстро исправим. Заметьте, подарок от фирмы, тест, так сказать, драйв.

Проделав замысловатые движения пальцами и бормоча «эйчдитиви» и «долби сарраунд», незнакомец обрёл резкость и слевитировал на кушетку:

— Разрешите представиться. Карим ибн Кебаб де Охуэлос фон Шницель лё Патисьер, руководитель Восточноевропейского подразделения Джинн Инкорпорэйтед, прибыл для популяризации услуг нашей корпорации на новых ранках сбыта. К Вашим услугам, в полном распоряжении, искренне Ваш и так далее, и тому подобное, — и церемонно склонил голову.

многабукафф

Метки: , ,

узилище

       

Валяемся мы как-то с Борей на сеновале
А вчера он мне такую шутку рассказал, я чуть с кровати не упала
На прошлое восьмое марта он подарил мне хлыст и красные трусики (эти для себя)
Девочки, у него таааакоооой большой!!! Талант, конечно!

Дорогие друзья, разрешите представить плод… мнэээ… обоюдного музопомешательства kurtuazij und dragetta:

♣ ♣ ♣

В обеденной зале царили тишина и покой. Длинный дубовый стол был усыпан лепестками роз, нежно позвякивал кандалами музыкант, выкрашенные белой краской летучие мыши старательно курлыкали под потолком, из-за портьеры стенной ниши струился негромкий матерок тайного советника… Мелкими шажками, настороженно втягивая ноздрями воздух, король пересёк залу и подошёл к столу, на самом краешке которого лежал украшенный страусиными перьями конверт. Придворный эксперт по ядам, изо всех сил стараясь стать невидимым, обреченно смотрел на приближающегося короля.

— Ишь ты, юнец совсем, — умилился король, разглядывая эксперта.
— Высокая текучка кадров, — тот виновато развёл руками, — призывной возраст понижен по приказу начальника охраны Вашего Величества.
— Такой молоденький, а такой умный. Далеко пойдёшь… или далеко понесут, — Король захихикал над собственной шуткой, — Пробуй давай, чего смотришь.

Затаив дыхание и скривив страдальческую гримасу, эксперт распечатал конверт, щипцами вытянул письмо, осторожно понюхал, лизнул, помял, потряс, подержал над свечой, побрызгал святой водой, надорвал, поскрёб ногтем, пожевал и застыл в ожидании дальнейших указаний.

— Подождём полчасика, а там и почитаем, — король достал карты и, посматривая на эксперта, начал раскладывать пасьянс…

питсот тыщ знаков, йоооу

Метки: , , ,

запах страсти

       

В тот вечер Алекс принёс её любимые лилии.

Мёдом обволакивали они ноздри, пропитывали кожу, немного кружилась голова, но желание уже проступало каплями пота. Алекс обнял её, замер, вдыхая смешавшийся с приторным ароматом цветов запах её родного тела. Поцелуями, любовными признаниями, нежно, неторопливо, ласкал, раздевая, как в ту, самую первую ночь, и также была она словно в других мирах прохладными своими пальцами и напряжённым, скованным телом. Приподнявшись, Алекс смотрел на неё, впитывая вечную красоту молодости, и, припав к её груди, сжал так, что хрустнули кости. Закрыв глаза, он вошёл в неё, жёстко, властно, не допуская возражений, да и могла бы она возразить. Словно лёд оттаивала она в его руках всегда, переливами, ярким светом, ожогами обмораживая пальцы, струилась потоком густой волшебной влаги, изгибами повторяя его движения, непокорная и послушная, отвечала на все желания, доводя до исступления и боли за гранью наслаждения. Алекс знал, что кричит, но не слышал себя, ускоряя движения, грубо, как большое, сильное животное, доказывая право на обладание своей женщиной, его, она будет только его. Широко раздвинув её бёдра, он пригвоздил, распластал её под своим телом и с низким протяжным стоном содрогнулся в конвульсиях, изливаясь резкими толчками.

Завтра он придёт снова, как приходил все семь лет, с неизменным букетом. Скатившись в бездну отчаяния после её ухода, Алекс нашёл силы простить и забыть. Автокатастрофа была ужасной, от её тела мало что осталось, но он смог исправить и это.

Метки: , ,

лилу

       

Словно из ниоткуда на дороге появился человек, Лилу в ужасе вдавила педаль тормоза до упора, автомобиль пошёл юзом и, проскрежетав левым боком об ограждение, остановился.

Сердце рвалось из-под рёбер, руки онемели. Медленно выдохнув, Лилу выключила магнитолу, зачем-то надела перчатки и навалилась плечом на дверь, но та лишь хрустнула смятым металлом, уперевшись в железный столбик ограды. Лилу сняла handsfree, аккуратно положила на торпеду и замерла. «Это сон, ничего не было, сейчас я проснусь в своей постели», — прошептала она. В жёлтом свете фар крутились маленькие снежинки, где-то на соседней улице прогромыхал трамвай, здесь же было очень тихо.

Сон не проходил. С трудом сбросив оцепенение, Лилу выбралась из машины через пассажирскую дверь и обошла капот. На снегу виднелась цепочка следов, но самого человека не было, не было ни крови, ни царапин на бампере. Лилу медленно поворачивала голову, оглядываясь. Улица была совершенно пуста. В полной растерянности Лилу присела на капот и зажгла сигарету, первый шок постепенно проходил, и её сильно трясло. Она достала телефон, чтобы позвонить, но замерла в нерешительности. ГАИ? Скорая? Лилу помассировала левый висок, пытаясь унять бившуюся там жилку. Надо бы позвонить сестре, но время перевалило далеко за полночь, и Лилу не решилась её беспокоить. Она продолжала курить, уставившись в экран телефона.

Лилу наклонилась, чтобы нырнуть в салон…

Метки: , ,

лабиринт

       

По лабиринту. Я бегу по лабиринту, оставляя красные полосы на ледяных стенах. Такие высокие, что кружится голова, они прокалывают небо колючими вершинами. Я потерялась и не могу найти выход. В этом мёртвом царстве вечной зимы смерзаются ресницы, а пар превращается в маленькие твёрдые шарики и тонет в снегу. Мне кажется, я здесь уже вечно, повсюду отпечатки моих ног, и в отчаянии я колочу руками по ледяным глыбам, но вижу лишь своё размытое отражение. Проходы узки, одежда примерзает к стенам, и я оставляю позади лоскут за лоскутом.

Искажёнными нотами до меня долетают звуки вальса и чей-то смех. Я слышу голоса там, за пределами, и кричу в ответ в надежде, что меня услышат, но лишь срываю голос.

Этого лабиринта нет, его не существует. Он не отмечен ни на одной карте, и я не знаю, как здесь оказалась. Я мечусь в нём кругами, бесконечными, как течение реки, и столь же неверными. Я хочу найти выход, хочу вырваться, вывалиться из лабиринта обратно в живой мир, но могу лишь обдирать руки в кровь, пытаясь сокрушить холодные преграды. Снова и снова я возвращаюсь к центру, в точку, где вымерз даже воздух, и где невозможно дышать.

Годами, жизнями я кружу, и бессилие перерастает в ярость. Я крошу этот опостылевший лёд, и он подаётся под моим неистовым натиском, ломается и оседает, я иду напрямую, сквозь стены льда и ненависти, и выпускаю себя в живой мир. Мне холодно, моё дыхание выхаркивается сухим серым сгустком. Моё сердце давно замёрзло, моя кровь остыла.

Согрейте меня. Мне нужно согреться.

Вам страшно смотреть на меня? Вы избегаете моего взгляда? Вам неприятны мои прикосновения? Вы боитесь? Вы бежите? Вы такие растерянные, испуганные. Мягкие.

И тёплые. Ваша горячая кровь, она кипит и плавит воздух. Бессмысленно прятаться. Я настигну всех.

Метки: , ,