Архив

Posts Tagged ‘diving’

last train to inferno

       

Падает, падает снег, целует руки, обнимает ступни, заговаривает. Здесь всегда метель, здесь всегда светло, то ли солнце далеко, то ли давно ослепла. Нира сошла налегке, на перрон к леденцам из клюквы, вкусным, сочным, думала, что успеет. Брызнул позёмок слюдой под платье, обжёг ноги, будто играет, Нира смеялась. Завернула леденцы в подол, обернулась раз — никого, обернулась два — пусто. И крупой ледяной исцарапало, захлестнуло, испугалась, попятилась, всё ждала спиною стену вокзала, но было там белым бело.

Под ногами — лёд, подо льдом скользят чужие лица, серебром обёрнуты, расходятся рябью, а может, кажется. Теряет Нира память, что было, а что выдумала, уже не помнит. На берегу домик-не домик, инея узорами сотканы одеяла, на столе остывший чай, на полках истлевшие книги, безделушки, из чьей жизни? Пусто в нём, ни печки, ни огня, нечем согреться, что внутри, что снаружи зябко. Поплакала Нира, да смирилась, идти некуда. Крутит нити из метели длинные, заплетает кружева прозрачные, красиво. Для себя больше, дарить-то некому.

Тишиной придавило, потерялась во времени, нет ни звука, ни шорохов, страшно. В доме патефон как недобрая шутка, нечего слушать. Под иглу можно палец подставить подушечкой, звонкой ускользающей трелью порхнёт музыка, только крови уже не осталось, всё выслушала. Тонкие пальцы хрупкой кожей обтянуты, она ли? Бережёт Нира чувства, что не смёрзлись пока, достаёт иногда на погреться, хоть немножечко, хоть оттаять ладонями. Их всё меньше.

Снятся Нире сны вязкие, странные, будто видит она следы робкие, радуется. Идёт следом, кличет, успокаивает, холодный чай подаёт, а другого и нет, извиняется. О себе во снах говорит мало, больше пришлого слушает, снится ей, что редко приходят, заблудшие, может, год проходит или столетие. Пустота отходит, прячется, улыбается и молчит Нира, всё кивает. Никуда от неё не денутся, выпивает Нира до последней капельки, под серым льдом хоронит молча, не отпевает.

Становится Нире весело, розовеют щёки, и слушает она музыку громко, совсем как в той жизни, за полночь. А сон ли то или проснулась давно — некогда Нире пугаться, у неё праздник.

Реклама
Метки: ,

когда я умру (девчачий рэп)

       

когда я умру, всё станет не на бегу, буду наконец нетороплива и тиха, буду смотреть, как по жаркому песку распластываются облака, отражаясь в шершавой волне, всё будет, знаешь, намного проще, не будет косых взглядов и запретов, мир будет таким, каким его видят дети, полный несусветицы и волшебства, все ходят в нём вниз головой, и солнце скачет не по прямой, выписывая забавные кренделя, а лёгкие звёзды бросают якоря, и всё сбывается, стоит только загадать, там особенно дышат, как — расскажу, это будет потом, когда я умру
когда я умру, перестану грустить, а если захочется похандрить, найду самую высокую гору, где нет никого, и сервирую маленький столик, как в любовном кино, я очень сентиментальна — мой самый большой секрет, и там будут розы и свечи везде, и будет страсть как красиво, чтобы потом вспоминать, я там буду, кстати, одна, как бы страдать, и не потому, что ты не пришёл, а просто мне так хотелось всегда, и пусть будет вокруг тишина, сдобренная бокалом терпкого вина, а потом я глубоко вздохну и даже, наверное, немножко всплакну, и это будет чертовски здорово, когда я умру
когда я умру, соберу цветные стёклышки и прочую ерунду, ленточки и браслетики, как зарывали когда-то секретики, и буду как настоящая дама, трогательная и красивая разом, буду гадать на картах и пить утренний кофий в тонкостенных чашках, собирать кумушек и угощать их яблочным штруделем, и они будут охать и просить рецептик, да мне не жалко, так пекла ещё моя бабка, мы будем сплетничать и болтать, ты начнёшь было ворчать, но я разожгу камин и попробую на гитаре сыграть, ах, как же я запою, когда я умру
когда я умру, у меня будет четыре крыла, два для меня и два для тебя, но мы не будем летать, это только так говорят, что летать хорошо, мы просто вспрыгнем на ветку и совьём там гнездо, у нас вылупится радость и ещё одна, мы раздавать их начнём по средам и четвергам, а потом заделаемся космонавтами и полетим на луну или спустимся в холодную марсианскую впадину, а может, останемся дома и никуда не пойдём, и лет хоть на сто возьмём и уснём, но чур, чтобы после крепко обнял и всякую всячину в ухо шептал, дальше ты знаешь сам, точно тебе говорю, всё так и будет, когда я умру
когда я умру, уборку большую себе учиню, выкину весь мусор и шлак, проветрю чердак, чтобы мысли резвились, как лохматые щенки, везде оставляя свои следы, и сама с собой наконец познакомлюсь и подружусь, и всё устроится, и все дела станут спорится, и больше не будет обид и дрязг, я заведу большой и красивый сад, а у тебя будет рояль, и вечером ты будешь играть, я встану рядом, я хочу слушать, какие ноты ты берёшь на мне, как твои пальцы порхают по моей душе, оставляя улыбку и теплоту, мы будем так счастливы, когда я умру

нет, ты не бойся, сейчас — не хочу, просто помни, будет совсем не страшно, когда я умру

Метки: ,

hi-tech сказка №2

       

с признательностью очаровательной Ларе aka i_lara за любезно предоставленное вдохновение

Иван Афанасьевич находился на грани истерики. Второй час продавец водил его вдоль бесконечных стендов с варочными панелями, духовыми шкафами, комбайнами, блэндерами, миксерами, микроволновками, грилями, тостерами, соковыжималками и пароварками, но окончательно растерявшийся Иван Афанасьевич лишь охал и покрепче цеплялся за рукав продавца, боясь потеряться в хромированном царстве кухонной техники.

— А здесь у нас представлены новейшие образцы, — продавец остановился и Иван Афанасьевич налетел на него, пребольно приложившись лбом. Голова наполнилась мелодичным звоном, — …экспериментальная модель, экологически чистые материалы, энергопотребление класса А, интеллектуальный режим, функция самоочистки, голосовое управление, автоматическое пополнение содержимого через Интернет, встроенная спутниковая антенна. И! Пылесос в подарок! — продавец жестом фокусника распахнул дверцу.

Это был не просто холодильник. Король всех холодильников, царь и бог кухонной империи, аристократ, красавец, денди. Иван Афанасьевич рефлекторно приподнял несуществующую шляпу. По вмонтированному в холодильник телевизору транслировали выступление труппы Большого театра. Иван Афанасьевич представил, как неспешно пьёт чай с бубликами, чуть оттопырив мизинец, и долгими тихими вечерами перечитывает классиков. То была любовь с первого взгляда, и Иван Афанасьевич, зажмурившись, рухнул в пучину потребительского кредитования.

Остаток вечера Иван Афанасьевич провёл как во сне. Домой он ехал в обнимку с картонной коробкой, наотрез отказавшись пересесть в кабину. Крепко сбитые грузчики в фирменных спецовках на руках, словно невесту, внесли холодильник в кухню, и установщик, молодой длинноволосый парень, принимая попеременно позы «ветвь ивы, склонившейся к груди девушки, играющей на флейте на закате дня» и «любопытный суслик, выглянувший из норы, что вырыта им вблизи большого холма», долго подключал провода и настраивал загадочный коннект. Наступила уже окончательная и бесповоротная ночь, когда Иван Афанасьевич осознал, что сильно голоден. «Вот же чёрт», — вздохнул он, — «А продукты-то купить забыл».

Монитор, показывавший выпуск новостей, погас.

многабукафф

Метки: , ,

hi-tech сказка №1

       

посвящается [мудрой и до кучи] Вэ aka kirdiy

Сегодня Губанкину светило свидание. То есть сначала в схватке за честь дамы ему засветили в глаз, а уже потом растроганная неожиданной даже для самого Губанкина отвагой Ниночка согласилась сходить в кино. Строго говоря, произошедшее сложно было назвать схваткой в традиционном понимании, Губанкин успел лишь мяукнуть: «Не соблаговолите ли…», — и в глазах его сразу потемнело. Он осел Ниночке на колени и две лишние остановки старательно стонал и охал.

Губанкин постригся, купил плюшевого жирафа и чистые носки. На выходе из метро две шустрые девушки в коротких юбочках проводили промо-акцию. Губанкин заинтересовался, одна из девушек тут же подскочила:

— Незабываемые впечатления! Новые горизонты! Восхищение! Любовь! Успех! Высочайшее удовольствие! — и вручила Губанкину CD с яркой обложкой.
— Камасутра, что ли? — уточнил Губанкин.
— Лучше! Любая женщина станет твоей навеки, — девушка чувственно улыбнулась, прижалась к Губанкину бедром и убежала ловить других прохожих.

Признаться, возможная интимная часть предстоящего свидания немного беспокоила Губанкина в виду недостаточного практического опыта. Закрывшись в комнате, он распаковал коробку, но, едва заглотнув диск, системный блок загудел, крякнул и заискрился. В коридоре глухо хлопнули пробки. Стало темно. «Приехали», — выдохнул Губанкин.

— Спокойно, — раздался голос из-под потолка. Губанкин осторожно поднял голову. В воздухе парил размытый мужской силуэт, — Всё в порядке со старичком, ещё попашет. А вот видеокарту заменить бы не мешало. Ну, это мы сейчас быстро исправим. Заметьте, подарок от фирмы, тест, так сказать, драйв.

Проделав замысловатые движения пальцами и бормоча «эйчдитиви» и «долби сарраунд», незнакомец обрёл резкость и слевитировал на кушетку:

— Разрешите представиться. Карим ибн Кебаб де Охуэлос фон Шницель лё Патисьер, руководитель Восточноевропейского подразделения Джинн Инкорпорэйтед, прибыл для популяризации услуг нашей корпорации на новых ранках сбыта. К Вашим услугам, в полном распоряжении, искренне Ваш и так далее, и тому подобное, — и церемонно склонил голову.

многабукафф

Метки: , ,

драконий рэп

       

совместно с с несравненным, одним лишь взглядом поднимающим урожай озимых и демографию, Максом aka darkmeister

Макс: Кем становится дракон, обожравшийся, к примеру, шахтёров? Гномом?
Маруся: Каким гномом? Рэппером! Шахтёры — они же чёрные. А все чёрные поют рэп!
(из комментариев)

драконий рэп

Метки: , , ,

драконий рэп

       

совместно с с несравненным, одним лишь взглядом поднимающим урожай озимых и демографию, Максом aka darkmeister

Макс: Кем становится дракон, обожравшийся, к примеру, шахтёров? Гномом?
Маруся: Каким гномом? Рэппером! Шахтёры — они же чёрные. А все чёрные поют рэп!
(из комментариев)

драконий рэп

Метки: , , ,

кучерявая жизнь

       

— А это что у вас? Подлинник? Дорогой, наверное? — он потрогал тяжёлую раму, — О, а это? Настоящий мрамор? И как много, да уж, с размахом. Ух ты, бронза! И золото?! Не подделка, нет? Эмм… а света, света-то сколько! Какие же у вас счета за электричество? Что? Ещё не все комнаты обошли? А у вас их сколько? Сколько?! Да, кучеряво живёте…

Смотритель понимающе улыбнулся. Гостя можно понять: всё же первый раз в Эрмитаже.

Метки: , ,