Архив

Archive for Март 2010

last train to inferno

       

Падает, падает снег, целует руки, обнимает ступни, заговаривает. Здесь всегда метель, здесь всегда светло, то ли солнце далеко, то ли давно ослепла. Нира сошла налегке, на перрон к леденцам из клюквы, вкусным, сочным, думала, что успеет. Брызнул позёмок слюдой под платье, обжёг ноги, будто играет, Нира смеялась. Завернула леденцы в подол, обернулась раз — никого, обернулась два — пусто. И крупой ледяной исцарапало, захлестнуло, испугалась, попятилась, всё ждала спиною стену вокзала, но было там белым бело.

Под ногами — лёд, подо льдом скользят чужие лица, серебром обёрнуты, расходятся рябью, а может, кажется. Теряет Нира память, что было, а что выдумала, уже не помнит. На берегу домик-не домик, инея узорами сотканы одеяла, на столе остывший чай, на полках истлевшие книги, безделушки, из чьей жизни? Пусто в нём, ни печки, ни огня, нечем согреться, что внутри, что снаружи зябко. Поплакала Нира, да смирилась, идти некуда. Крутит нити из метели длинные, заплетает кружева прозрачные, красиво. Для себя больше, дарить-то некому.

Тишиной придавило, потерялась во времени, нет ни звука, ни шорохов, страшно. В доме патефон как недобрая шутка, нечего слушать. Под иглу можно палец подставить подушечкой, звонкой ускользающей трелью порхнёт музыка, только крови уже не осталось, всё выслушала. Тонкие пальцы хрупкой кожей обтянуты, она ли? Бережёт Нира чувства, что не смёрзлись пока, достаёт иногда на погреться, хоть немножечко, хоть оттаять ладонями. Их всё меньше.

Снятся Нире сны вязкие, странные, будто видит она следы робкие, радуется. Идёт следом, кличет, успокаивает, холодный чай подаёт, а другого и нет, извиняется. О себе во снах говорит мало, больше пришлого слушает, снится ей, что редко приходят, заблудшие, может, год проходит или столетие. Пустота отходит, прячется, улыбается и молчит Нира, всё кивает. Никуда от неё не денутся, выпивает Нира до последней капельки, под серым льдом хоронит молча, не отпевает.

Становится Нире весело, розовеют щёки, и слушает она музыку громко, совсем как в той жизни, за полночь. А сон ли то или проснулась давно — некогда Нире пугаться, у неё праздник.

Реклама
Метки: ,

afterparty note

       

Есть особая прелесть в интернет-дискуссиях. Ты выносишь на публичное обсуждение тезис, что не белое не есть чёрное, и опрометчиво отвлекаешься на пару дней. По возвращении обнаруживаешь, что дискуссия сменила русло и завивается в пенные спирали холиваров о том, как именно называть красный цвет — алым, карминным или серо-буро-малиновым в крапинку. Более того, ты с удивлением узнаёшь, что на просторах интернетов тебя уже просклоняли по всем матерям и вынесли сразу дюжину однозначных, хоть и несколько противоречивых диагнозов. С годами к этому привыкаешь, но всё равно каждый раз умиляешься.

Поскольку поднятая тема супружеских измен плавно перетекла в обсуждение брачного союза как такового и предоставляемых им гарантий, хочу (конечно же, наивно, трусливо и мстительно) уточнить: что за детский сад вы мне тут развели? Бояре и боярыни, вы отличаете вымышленные образы от реальной картины мира? К вашему сведению: брак, как и любая религиозная конфессия, создаёт фундамент для веры, веры в то, что возможно создание и процветание гармоничного мира, где нет места ни обидам, ни разочарованиям, ни отчаянию, ни одиночеству, где только радость, счастье и розы без шипов; и дарует надежду, что место в этом идеальном мире найдётся и вам, что и на вашу долю выпадет удача вкусить патоку сбалансированных отношений.

Но гарантии — нет, гарантий ни один брачный союз не даёт никогда и никому. Не такой была задумка Создателя — раздать халяву без ограничений всем желающим. Хватит у вас мозгов, терпения и души, чтобы своими собственными руками создать свой маленький райский уголок — честь вам и хвала. Остальные так и будут вопить, что им всегда кто-то что-то должен и кто-то чем-то обязан. Старость и мудрость приходят с годами, но чаще старость приходит одна (с).

Метки: ,

монотонность и моногамия

       

— Как называется такой брачный союз, когда мужчина довольствуется одной женщиной? – спросил у студентки некий экзаменатор.
— Монотонный, — ответила она.
(с) Андре Моруа «Письма незнакомке»

Вы замечали, что женщинам умным крышу сносит радикальнее, нежели тем, у кого уровень iq совпадает с температурой тела? Умная женщина — она как гроссмейстер, видит на много ходов вперёд и способна просчитать оппонента по простому подёргиванию воротничка рубашки. Обмануть такую крайне сложно, манипулировать — тоже, она сама с лёгкостью припудрит свой носик и ваши мозги и всегда будет играть на вашей территории. Но бывают моменты: в полнолуние ли, во время пмс или накануне очередного восемнадцатилетия, — в её влажной, горячей, напряжённой голове возникает вдруг синий экран смерти и тотальный сбой операционной системы. Умную женщину нещадно глючит, она срывается в штопор смятений и пубертатной неуверенности в собственных способностях.

Подруга, про которую я рассказывала в прошлый раз, в данный момент представляет собой именно такой вот ходячий blue screen of death. Всю свою энергию и весь свой мозг, способный обеспечить поступление на бюджетный факультет мгимо какому-нибудь ненецкому округу целиком (без обид) она тратит на ревность и на уверенность, что для ревности у неё есть веские причины.

Распространённое убеждение, что ревность бывает обоснованной, всегда вызывает у меня лёгкую душевную икоту. По большому счёту, ревность только и бывает, что беспричинной, потому что, если вы вернулись из деловой поездки на день раньше и обнаружили в собственной спальне собственного же мужа, оседлавшего голую красотку, голую настолько, что двух мнений быть не может, и за массаж ступней это никак не прокатит, то это совсем не ревность, а очевидная, в глаза бьющая измена. Ревность заканчивается там, где начинаются факты: оставленные другой женщиной духи, чулки, фотографии, диван, чемодан и волнистый попугайчик. И единственное решение, которое вам предстоит в данной ситуации принять, вовсе не о том, плакать или распечатать стратегический запас цинизма, истошно орать или оскорблённо молчать, согласиться на переговоры или припомнить все великие и малые грехи, совсем нет. Единственное, о чём стоит задуматься, это как быстро вы сможете оставить позади сей малоприятный инцидент.

монотонность и моногамия

Метки: ,

отелло-блюз

       

спасибо Юре aka koolibin за творческий пинок 🙂

По долгу дружбы приходится в последнее время выслушивать продолжительные эмоциональные монологи о ревности. Восемь лет вместе, она умна, он красив, карьерадомдрузья, вроде бы всё хорошо, но женское сердце не ищет покоя, и вот уже — почему ты задержался, где ты был, зачем пахнешь чужими духами, ты больше меня не любишь, у тебя есть другая? Сцены ревности, слёзы, немножечко битья посуды (много нельзя, сервиз чертовски дорогой), исповеди подругам за многочисленными чашечками эспрессо, обычный расклад.

С точки зрения психологии ревность как явление гораздо более интересна, чем любовь. С последней всё понятно: там набухло, тут намокло, цепная белковая реакция, безусловный рефлекс, не искажённый мозговой активностью. Простейший алгоритм, нечего обсуждать. С ревностью всё с точностью до наоборот. Ревность — результат исключительно и только мыслительного процесса, чистый продукт разума, сокрушительная победа наших параноидальных наклонностей над нашим же здравым смыслом.

Нам свойственно ошибочно полагать, что объектом ревности является кто-то иной, нежели мы сами. На самом деле к нашему окружению ревность не имеет ровно никакого отношения. Ревность — это, если можно так выразиться, продукт внутреннего потребления, не конвертируется и не идёт на экспорт. В чём самая суть ревности? В страхе потерять то, чем нам довелось завладеть. Семья ли, должность, материальные блага — ревнивцы отчаянно боятся упустить то, что нежданно приплыло к ним в руки. Ревность — синоним неуверенности, неуверенности в том, что вы способны представлять хоть сколь-либо значимую ценность для внешнего мира.

отелло-блюз

Метки: ,